Finversia-TV
×

Петух уже пережарился A A= A+

В русском фольклоре есть масса поговорок насчёт нашей национальной неторопливости. И про то, что мы долго запрягаем, зато быстро едем, и, конечно же, про жареного петуха, который должен клюнуть нас в определённое место, дабы мы очнулись.

Вообще-то петух уже пережарился и прицелился. Судя по тому, как активно взялся за Россию Байден, вот-вот клюнет. Напрасно неудачник Трамп обзывал его «сонным Джо» – мощный старик проснулся и гадит погрязнее пресловутой англичанки. Впрочем, я не про политику, а про её экономические последствия. Точнее – про цифровые. Извините, что придётся где-то повторяться, но, право же, если на вопросы не отвечают, приходится их задавать ещё и ещё раз.

Сначала о непосредственном поводе к написанию этой колонки. Вы правильно угадали – да, письмо главы «Газпрома» Алексея Миллера премьеру Михаилу Мишустину. Не можем мы, жалуется газовый начальник, перейти на российский софт к 1 января 2024 года – разоримся вчистую, ибо обойдётся это удовольствие аж в 180 миллиардов рублей. Напомню, кстати, что первоначально предполагалось перевести на отечественное ПО «объекты критической информационной инфраструктуры» до начала нынешнего года. Потом, видимо, подумали, прикинули (хотя думать надо было лет этак двадцать назад) и решили переиграть. На бумаге ведь циферки легко переписать, опять же принтеры хорошо работают. К слову сказать, на моей памяти это уже не первое решение по поводу софта, который, по уму, должен бы быть отечественным. Просто из соображений безопасности. Ведь что такое «критическая инфраструктура»? Связь, энергетика (в том числе атомная), здравоохранение, транспорт, финансовая система. Плюс – автоматизированные системы управления. Везде. Надо полагать, в обороне тоже, или как?

О риске отключения SWIFT у нас нынче не говорит только ленивый. Это не значит, будто я считаю тему не важной – напротив, весьма признательна коллеге Тимуру Аитову за дельный анализ ситуации. Но это всё-таки лишь малая часть проблемы. Слишком долго Россия замещала свою нужду в «железе» и программном обеспечении за счёт импорта. По меньшей мере странно, учитывая, что и во времена СССР в стране щи лаптем не хлебали. Другое дело, что кибернетике пришлось пробиваться через обвинения в лженаучности и прочих буржуазных грехах, так что с развитием этой сферы запоздали, и не слегка. Что было потом, думаю, напоминать не стоит, так же, как и удивляться результатам. С тех самых пор все мы стали адептами и в какой-то степени даже рабами мировых корпораций. Робкие попытки предложить рынку то свой планшет (над чёрно-белым детищем Чубайса до сих пор животы надрывают), то смартфон (что-то ведь такое было?) смехотворны.

Вот только у меня вопрос: почему? Между прочим, у нас есть отличные вузы, которые готовят специалистов, хорошо устраивающихся в жизни и в профессии – правда, отчего-то за рубежом. Есть наукограды, среди них целый подмосковный город, построенный в советское время именно для развития электронной промышленности – там ещё когда-то особую экономическую зону открыли (ау, где она?). Время от времени просачивается информация о каких-то удачных проектах то там, то здесь. Тем не менее мы работаем на китайских компьютерах с американскими программами и говорим по китайским же (или американским) смартфонам. Говорите, мировое разделение труда? Оно конечно, только почему мы выбрали в нём столь зависимое место?

Нет, разумеется, мы не стали «мировой бензоколонкой», и слава Богу. Но славу научной державы утратили, а свои технологические амбиции удовлетворяем разве что в оборонке, и то в самые последние годы. Кстати, и софт там самый что ни на есть отечественный, на своих, по сути, платформах – выходит, можем, когда уже совсем надо? С финансами тоже работают родные софтверные компании, и неплохо, скажу вам, работают. В мире считается, что российский сектор финансовых ИТ – один из сильнейших и наиболее современных. Потому что банкам и биржам это очень нужно. А что, всем остальным – нет?

В таких случаях принято говорить о некоей политической воле – дескать, нет её, вот и харда с софтом своих нет. Так ведь воля-то эта самая не только есть, но и зафиксирована указами, программами, проектами и постановлениями. С другой стороны, присутствует и желание российских компаний заняться программным обеспечением для родной страны – рынок-то безбрежный. И потенциал есть. С «железом», наверное, посложнее – не знаю, смогут ли наши собирать компьютеры, планшеты и смартфоны, поскольку рабочим специальностям, даже и в таких продвинутых областях, нынче практически не учат. Но уж элементной базой неплохо бы и заняться, причём в промышленном масштабе. Понимаю, соответствующие заводы прикрыли, продав здания, ещё в 90-х, но что-то же осталось?

Наконец, есть опыт, мощности, кадры и технологии в военно-промышленном комплексе – почему бы не заняться здесь настоящей конверсией? Не клепать сковородки на оборонных заводах, как это делали ещё лет 15 назад, а работать в том числе и на гражданский сектор. И рабочие места появятся, с достойной квалификацией и неплохой зарплатой.

В общем, два кольца, два конца есть. А посередине – тот самый гвоздик, который зовётся чиновниками. Вот им-то точно всё равно, в каком бы ведомстве они ни сидели. Вот вы знаете, что по развитию элементной базы была принята федеральная целевая программа на 2008-2015 годы? А как она выполнена, не знаете? Вот и я о том же. Нет, если надо, вам представят бумажки и, как это сейчас принято, презентации с графиками и диаграммами. Только вот интегральных схем российского производства (нужного топологического уровня) от этого не прибавится – в отличие от многостраничных отчётов, писанных суконным языком.

Ну ладно, Китай с Тайванем и прочие «азиатские тигры» на нас вроде бы рестрикций не налагают. Пока. Не факт, что так и останется, но допустим. Значит ли это, что России надо плюнуть на технологические заморочки и по-прежнему пользоваться плодами разделения труда? Или всё-таки пора очнуться?

Тут недавно прочла я мнение своего доброго приятеля, умного человека, но, тем не менее, считающего, будто стремление России к некоей самодостаточности (пока, увы, больше на словах, чем на деле) сродни северокорейской идеологии «чучхе». Глупости это – с такой точки зрения вообще не надо даже начинать что-то. Пресловутую «проблему колбасы» помните? Тоже ведь считалось, будто не надо её самим делать, проще завезти из-за границы на нефтегазовые доллары. Но как-то получилось за довольно короткий срок решить проблему продовольственной безопасности и заполнить под завязку прилавки продуктами, в том числе колбасой и сосисками, и, знаете ли, без очередей. Потому что этим занимались – на государственном уровне и по-умному. Ибо бумажными отчётами народ не накормишь. Я уже не говорю об истории с вакцинами, коих наши учёные сделали уже три вида, пока в Европе разбираются, кому и сколько выделять. Хороши бы мы были, если бы ждали, пока кто-то «продвинутый» спасёт нас от вируса.

…Тут на днях прошла новость – с 1 апреля на iPhon в России будут по умолчанию устанавливать наше программное обеспечение. Если это не первоапрельская шутка, то, выходит, есть некое движение. Не знаю, правда, насколько критичны для отечественной инфраструктуры эти гаджеты, но с чего-то же надо начинать? Потому как петух, даже пережаренный, клюётся больно.

  • Людмила Коваленко
  • Finversia.ru
Finversia-TV

Горячая цифра

Корпоративные новости

Все новости »

Фотоотчеты